Когда европейские миссионеры вербовали элиту шести бывших советских республик составить некое «Восточное партнерство», чтобы сблизиться с Евросоюзом, и благодаря этому открыть для себя ворота в состав его членов, и та, и другая стороны осознавали, что есть ещё темная начинка этого партнерства.

Европейские стратеги собирались использовать его, чтобы увести страны бывшего СССР ещё дальше от России. Элиты Азербайджана, Армении, Беларуси, Грузии, Молдовы, Украины желали получить весомые куски от европейского бюджета и многие другие возможности.

Мысли о таком объединении появились в Европе ровно двенадцать лет назад, а в 2019 году буднично отпраздновали десятилетие. За это время все действующие лица привыкли. Европейские власти платить немалые средства за формальную возможность считать, что шестерка стран из бывшего СССР, вдруг, отдалилась от России. А элиты из шестерки – получать приличные деньги за демонстрацию европейцам повода так думать. Ну, да, ещё были обязательные цели-прикрытия – внедрение демократии в бывших советских республиках, обеспечение стабильности и совершенствование системы управления, либерализация визового режима и усиление борьбы с незаконной миграцией. Руководству стран, а те своим народам, из Брюсселя сказали, что партнерство послужит важным шагом на пути их дальнейшей полной интеграции в европейское пространство.

Десять лет, пока мы в старой Европе жили неплохо, всё шло, действительно, как договорились. Хотя жесткие противники «Восточного партнерства» были всегда. Британцы стали критиковать ЕС именно после его расширения на Восток за счет стран Восточной Европы и Прибалтики. И выступали резко против формирования «Восточного партнерства», требуя прекратить финансирование программы. Поэтому, виновниками того, что Великобритания попрощалась с ЕС можно смело называть и это «Восточное партнерство». В Брюсселе в каком-то болезненном аллюре решили расстаться с Соединённым Королевством, заменив англичан, регулярно вносивших в европейскую казну серьезные средства, мыльным пузырем, вечно сосущим из ЕС деньги. Другие старые члены евросемьи тоже, как могли, игнорировали «Восточное партнерство». Италия, Франция, Испания уверены, что из-за придуманного проекта недополучают необходимые средства.

Но после Брексита случился СOVID-19, и пустеющая европейская казна издала тревожный вопль, сигнализируя, что после того, как «Восточное партнерство» выжило Великобританию из ЕС, оно может развалить и оставшееся, то есть сам союз. И тогда появились практически неприкрытые сигналы, что руководство ЕС намерено существенно сократить ассигнования на европейскую политику соседства в условиях глубокого экономического кризиса, охватившего Европу в связи с пандемией коронавируса СOVID-19. То есть пандемия подоспела очень вовремя, создав повод для еврочиновников, чтобы начать отказывать партнерам из шестерки стран.

Суммы, выделяемые ЕС на проекты «Восточного партнерства», и раньше нельзя было назвать щедрым, особенно, если сравнить их с финансированием других европейских программ. А тут и вовсе они стали мизерными. Так обещая запустить при поддержке международных финансовых институтов новую программу поддержки малых и средних предприятий и самозанятых, для упрощения им доступа к кредитам и развитию бизнеса в посткризисный период, выделяют на это лишь 100 млн. евро. Поделите на 6 стран, потом разделите на общее число граждан и будет виден тот самый мизерный  результат. То есть, фактически все обещания наращивать финансирование шестерки стран, окажутся в лучшем случае, обычным перераспределением уже предназначенных им же денежных сумм, а в худшем для шестерки — лишь громкими словами.

Вызывает улыбку заявление Оливера Вархейи, члена Еврокомиссии по европейской политике соседства и переговорам о расширении ЕС, который, анонсируя принятие вышеупомянутых мер, сообщил, что «в нынешнее весьма трудное не только для ЕС, но и для стран-партнёров время, Брюссель делает всё, что может, для преодоления последствий эпидемии».

В самих государствах, входящих в партнерство тоже чувствуют и фальшивые нотки, и простой набор слов в устах еврочиновников, и намерения сократить финансирование. Свою озабоченность возможной потерей финансовой поддержки со стороны ЕС, они выражали даже в публичной форме, указывая, что для поддержки их европейского пути требуется финансовая мотивация. Государства попросили учесть их пожелания при формировании очередной многолетней финансовой перспективы ЕС на 2021-2027 годы. Особенно переживают три страны — Украина, Грузия и Молдова. Главы МИД этих стран даже подписали совместное обращение к Брюсселю с просьбой учесть «масштабы и амбициозность реформ, осуществляемых и планируемых Украиной, Грузией и Молдавией в процессе европейской интеграции». Этот документ появился как раз в момент верстки очередного семилетнего бюджета ЕС, в котором статьи расходов будут значительно урезаны из-за потери доходов после ухода Великобритании из Евросоюза. Так, уже озвучено, что будут значительно сокращены дотации на сельскохозяйственную отрасль в странах Прибалтики. И если даже странам-членам Европейского союза придется туго, то, что говорить об остальных.

В разгар пандемии СOVID-19, евроруководство еще пытается выставить себя в образе благодетелей для шестерки, обещая помощь в борьбе с пандемией. Но речь опять же не о выделении новых сумм, а о переориентации ранее зарезервированных для государств-участников партнерства финансовых средств. Таким способом ЕС даёт понять, что шестерке надо рассчитывать в основном на самих себя. Еврочиновники могут помочь в этой ситуации лишь одним – бороться с фейками. Именно это, после срочного латания дыр в объединенном бюджете, сегодня их тревожит. В руководстве ЕС считают, что вспышка коронавируса ускорила распространение дезинформации, которая исходит от различных источников как внутри ЕС, так и за его пределами. А дезинформация сегодня приравнивается к стратегическому оружию, и поэтому борьба с фейковыми новостями обозначена приоритетным направлением не только внутри ЕС, но и в содействии партнерам. И тут совсем неважно, что примеров конкретной помощи шестерке стран за последние месяцы назвать практически невозможно. Украина, к примеру, ждёт «промышленного безвиза» или запуска соглашений об «открытом небе», или обновления торговых отношений. А получает лишь слова. Как и все остальные участники партнерства. Играть роли и ласкать уши речами наши еврочиновники умеют как никто лучше – исторический опыт никуда не денешь.

Соломон Вашадзе